брусница (brusnitza) wrote,
брусница
brusnitza

Борхес. Дальше

Вот за что я так нежно люблю Борхеса - так это за пространство для ассоциаций. От одной точки расходящиеся дорожки, и на каждой - разбросаны другие точки. Можно видеть одну, можно - несколько, можно - наблюдать все как в кубе-лабиринте. Умещающееся на одной - двух страничках. 
Читать сейчас. Читать раньше. Сто лет назад-вперед. Теряется возраст, время и "здесь", цитаты вырастают из-под пера, в зависимости от фона читателя складывается мифическая биография. Или не складывается. И не важно, насколько читающий образован и начитан, - для каждого фона - своя картина, и здесь неприемлемо разделяющее "уровень". 
Построения постмодернизма после века постмодернизма возвращаются к первоначальной ясности - и игры возвращаются в реальность с пугающей быстротой. 

Рагнарёк
...Людской и звериный рев катился со стороны Бахо. Кто-то завопил: "Идут!" Следом пронеслось: "Боги! Боги!" Четверо или пятеро выбрались из давки и взошли на сцену Большого зала. Мы били в ладоши, не скрывая слез: Боги возвращались из векового изгнания. Поднятые над толпой, откинув головы и расправив плечи, они свысока принимали наше поклонение. Один держал ветку, что-то из бесхитростной флоры сновидений; другой в широком жесте выбросил вперед руку с когтями; лик Януса не без опаски поглядывал на кривой клюв Тота. Вероятно, подогретый овациями, кто-то из них - теперь уж не помню кто - вдруг разразился победным клекотом, невыносимо резким, не то свища, не то прополаскивая горло. С этой минуты все переменилось.
Началось с подозрения (видимо, преувеличенного), что Боги не умеют говорить. Столетия дикой и кочевой жизни истребили в них все человеческое; исламский полумесяц и римский крест не знали снисхождения к гонимым. Скошенные лбы, желтизна зубов, жидкие усы мулатов или китайцев и вывороченные губы животных говорили об оскудении олимпийской породы. Их одежда не вязалась со скромной и честной бедностью и наводила на мысль о мрачном шике игорных домов и борделей Бахо. Петлица кровоточила гвоздикой, под облегающим пиджаком угадывалась рукоять ножа. И тут мы поняли, что идет их последняя карта, что они хитры, слепы и жестоки, как матерые звери в облаве, и - дай мы волю страху или состраданию - они нас уничтожат.
И тогда мы выхватили по увесистому револьверу (откуда-то во сне взялись револьверы) и с наслаждением пристрелили Богов.
(Из кн. "Создатель", 1960
Х. Л. Борхес, Рагнарёк. \\Борхес Х.Л., "Оправдание вечности", М., 1994.)
Tags: все позади - придется обернуться!, и мама - и Минздрав предупреждали..., интересное, читаю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments